Закон о полисе обязательного медицинского страхования

Страховщикам отрежут часть полиса

Закон о полисе обязательного медицинского страхования

Правительство планирует существенно изменить систему обязательного медстрахования — в Госдуму внесен проект поправок к профильному закону, передающих контроль над услугами федеральных медучреждений от страховщиков к федеральному фонду ОМС (ФФОМС).

Также страховым компаниям вдвое сокращают нормативы расходов на ведение дел (РВД) в системе, что сэкономит бюджету фонда до 6,8 млрд руб. Компании и объединения пациентов с инициативой не согласны — о ее негативных последствиях Всероссийский союз страховщиков (ВСС) написал в обращении к Владимиру Путину.

В Минздраве, напротив, считают, что страховым компаниям проект не помешает, а пациентам поможет получить более качественную помощь.

Как стало известно “Ъ”, глава ВСС Игорь Юргенс направил в среду Владимиру Путину письмо, в котором описывает обеспокоенность страхового сообщества внесением в Госдуму поправок Минздрава к закону об ОМС без публичного обсуждения.

Они лишают страховые компании функций проведения экспертизы услуг медучреждений федерального статуса, оказывающих высокотехнологическую помощь, передавая их и их финансирование в ФФОМС.

Вдвое сокращается и объем финансирования ФОМС расходов на ведение дел (РВД) страховщиками — норматив снижается с 1–2% средств, поступивших клинике по подушевым нормативам, до 0,5–1%: правительство рассчитывает высвободить за счет этого к 2023 году «до 6,8 млрд руб.» и направить их «на реализацию территориальных программ ОМС».

Описывая в обращении к президенту последствия «возврата к сметно-распределительной системе», страховое лобби прогнозирует угрозы финансовой устойчивости страховщиков и частных клиник в ОМС, «непоправимый урон инвестклимату отрасли», снижение качества и доступности медпомощи, а также риски бюрократизации и коррупции в медицине и рост социальной напряженности в регионах.

Также глава ВСС напоминает— по результатам экспертиз страховщики ежегодно возвращают в бюджет не менее 12 млрд руб. «Данный законопроект — потенциально коррупциогенен.

В случае его принятия нетрудно предсказать рост случаев навязывания пациентам платных услуг — от оказания медицинской помощи до платного юридического разрешения споров с медиками»,— добавляет вице-президент ВСС Дмитрий Кузнецов.

Читать далее

Как говорит сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев, с объединением консультации по поправкам также не проводились.

«Нас беспокоит ликвидация функций страховых медорганизаций по защите прав пациентов при оказании помощи федеральными медучреждениями»,— сетует он, отмечая, что защита прав пациентов силами ФФОМС будет затруднена конфликтом интересов — фонд зависим от «Минздрава, которому в свою очередь принадлежат те самые федеральные лечебные центры, качество помощи в которых необходимо будет контролировать». Аналогичные опасения высказывает и председатель «Движения против рака» Николай Дронов.

В Минздраве претензии и страховщиков, и пациентов считают необоснованными, отмечая, что для изменения норматива РВД есть несколько причин. «С одной стороны, сейчас только три субъекта РФ и город Байконур установили в законах о бюджетах территориальных фондов ОМС норматив выше 1%.

С другой, уже в действующем законодательстве заложены возможности для существенного снижения издержек страховщиков: для выдачи полисов можно использовать не собственные пункты, а офисы МФЦ, информирование застрахованных лиц можно осуществлять через, например, личные кабинеты на едином портале госуслуг, бесплатные мессенджеры»,— пояснил “Ъ” помощник министра здравоохранения Алексей Кузнецов. Выделение же медпомощи федеральных учреждений в отдельный сегмент повысит ее доступность для граждан. «Как правило, помощь федеральных центров нужна наиболее тяжелым пациентам — и им, в случае принятия поправок, станет проще ее получить. А к проведению экспертизы качества медпомощи, как и сейчас, будут привлекаться независимые эксперты»,— говорит он.

Кроме того, как пишет Игорь Юргенс, межтерриториальные расчеты в рамках системы «заменяются распределением квот фондами ОМС, а пациенты лишаются права выбора медучреждений»,— однако пока неочевидно, как эта система может быть изменена.

Впрочем, даже если законопроект Минздрава улучшит работу ОМС, по идеологии он противоположен принципам, которые внедрялись в отрасль с момента перехода социальных ведомств под начало Татьяны Голиковой в 2008 году и принятия новой редакции закона об ОМС в 2011 году.

Хотя появление на постах руководителей Минздрава и ФФОМС новых управленцев могло сделать популярным иной подход к организации здравоохранения, более вероятным является сценарий, при котором сокращение полномочий страховщиков было признано необходимой жертвой в пользу централизации системы перед новой реформой первичного звена.

Читать далее

Татьяна Гришина, Анастасия Мануйлова

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4521462

Контрреформа здравоохранения: что может измениться в системе ОМС

Закон о полисе обязательного медицинского страхования

В российском здравоохранении готовятся революционные изменения, следует из законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», который есть в распоряжении «Известий».

Источники сообщают, что проект подготовлен в Федеральном фонде обязательного медицинского страхования (ФОМС) и в ближайшее время будет внесен в Госдуму.

Предлагаемые новации существенно меняют конфигурацию ОМС в сторону сметно-распределительной системы, что идет вразрез с развивавшейся в стране страховой моделью.

Одним из ключевых пунктов реформы предполагается выделение в отдельную категорию федеральных медицинских организаций. Для них предусматривается прямое финансирование Фондом ОМС, минуя страховые медицинские организации. Таким образом, в ведении страховых компаний остаются лишь региональные медучреждения.

Это будет означать не только изменение формата финансирования, но и фактический вывод больниц федерального подчинения из-под независимого контроля страховых медицинских организаций. Что, в свою очередь, ограничит возможности получения медицинской помощи в медучреждениях по выбору застрахованного.

Как считает сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев, данные нововведения нарушают права обращающихся за медицинской помощью

— Плохо, если этот законопроект действительно внесут в Госдуму, не посоветовавшись ни с кем. Подобные инициативы надо рассматривать в диалоге с экспертным сообществом, включая, конечно, и пациентские организации.

Страховая модель предполагает ответственность страховщика за качество медицинской помощи, которую получает застрахованный, а равенство медучреждений гарантировано правом свободного выбора для пациента медицинской организации.

Любые изменения в вышеуказанных принципах могут привести к нарушению прав российских пациентов.

По его мнению, выведение федеральных медучреждений в отдельную группу, которую не смогут проверять страховые медицинские организации, может обесценить труд последних лет по развитию независимой экспертизы и созданию сети страховых представителей.

— Фактически они превратятся в отношении федеральных медучреждений в большой call-центр или справочную без возможности повлиять на ситуацию в случае нарушения прав пациентов.

Что касается страховых организаций, то их также ожидает двукратное снижение финансирования: норматив расходов на ведение дел снижается от 0,5% до 1% от объема поступающих целевых средств ОМС (сейчас норматив от 1% до 2%, но по факту не превышает 1% в целом по РФ). Помимо этого, страховщикам вводятся дополнительные штрафы, притом что их возможности по контролю за качеством медицинской помощи и эффективностью расходования финансовых средств медицинскими учреждениями значительно урезаются.

Директор Центра политики в сфере здравоохранения НИУ ВШЭ Сергей Шишкин отметил важность страховщиков как независимых структур в системе здравоохранения.

— Страховые медицинские организации — это единственное независимое звено в системе здравоохранения, которое находится на одной стороне с пациентом и призвано защищать его права. Потому что у страховой медицинской организации есть финансовая заинтересованность в том, чтобы пациенту была оказана качественная медицинская помощь.

По словам эксперта, очередное снижение нормативов расходов на ведение дела фактически ведет к устранению этого независимого звена.

— Если обратиться к опыту зарубежных стран, в которых действует схожая модель обязательного медицинского страхования, например Нидерландов, то везде роль страховых организаций достаточно высока, выше, чем в России. Например, они могут влиять на объем медицинских услуг, который заказывается у того или иного лечебного учреждения.

Чем выше удовлетворенность застрахованного, тем больше пациентов будет направлено в эту больницу. Таким образом страховые медицинские организации стимулируют лечебные учреждения повышать качество оказываемых услуг. В России они, к сожалению, лишены возможности влиять на финансирование.

Мы же идем не тем путем, которым, как мне кажется, следовало бы идти.

Из текста законопроекта напрямую следует, что «Федеральный фонд [ОМС] осуществляет отдельные полномочия страховщика», в том числе предъявляет требования медицинской организации в интересах застрахованного, осуществляет контроль объемов, срока и качества медицинской помощи, ведет собственный федеральный реестр экспертов качества медицинской помощи и так далее. Фактически ФОМС присваивает себе функцию, которую, согласно логике развития страховых принципов, государство стремилось вывести в сферу контроля независимых игроков — страховых организаций. Всё это напрямую противоречит конфигурации системы ОМС, которую государство выстраивало десятилетиями, и возвращает элементы сметно-распределительной системы.

По мнению депутата Госдумы Дениса Парфенова, новый законопроект снижает возможности независимого контроля здравоохранения.

— Мы видим очередной этап так называемой оптимизации медицины, — считает он. — Фонд медицинского страхования распоряжается огромными средствами, а подобные нововведения могут сделать его работу еще менее прозрачной. По сути, чиновники хотят в ручном режиме управлять медициной, устанавливая правила и контролируя сами себя.

Что станет с теми средствами, которые будут переданы в распоряжение федеральных медицинских организаций? Потратят ли они эти деньги на больницы или на строительство роскошных офисов, чем, например, грешил в свое время Пенсионный фонд? Вопрос, я полагаю, риторический.

Напомним, что президент России Владимир Путин неоднократно выступал против отхода от страховых принципов организации здравоохранения. «Если мы сейчас начнем ликвидировать страховые формы медицины, мы вообще перейдем к полному хаосу в этой сфере», — заявлял глава государства на встрече с членами Совета законодателей при Федеральном собрании в апреле 2018 года.

Это не первая попытка пересмотреть сложившуюся в Россию страховую модель здравоохранения за последние годы.

СМИ уже писали о том, что ФОМС планирует внедрить новую государственную информационную систему (ГИС) ОМС, которая предполагает полностью электронный документооборот между Минздравом РФ, территориальными фондами, страховыми медорганизациями и клиниками.

Напрямую основы системы она не затрагивает, но очевидно, что часть функций страховщиков предполагается заменить цифровыми сервисами. Нынешнюю же контрреформу можно назвать самой радикальной.

В ФОМС не смогли оперативно ответить на вопросы «Известий».

Источник: https://iz.ru/1066526/galina-volynetc/kontrreforma-zdravookhraneniia-chto-mozhet-izmenitsia-v-sisteme-oms

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.