Как отправить на принудительное психиатрическое лечение

Содержание

Психиатрическое лечение в стационаре

Как отправить на принудительное психиатрическое лечение

По сравнению с лечением психиатрических болезней двадцать лет назад, современные методы стали намного эффективней и, что очень важно, гуманней. Поэтому сейчас посетить психиатра – это рутина, а не постыдное действо, которое следует скрыть даже от близких людей.

Лечение психики в стационаре становится обыденностью и будущие пациенты уже не опасаться того, что их госпитализируют насильно.

Учитывая то, что основная задача врача психиатра – это поставить диагноз и назначить верное лечение, то стационарное лечение включает в себя два направления – терапия и медикаментозная поддержка.

Очень важно, что в частных психиатрических клиниках оказывается абсолютно анонимная помощь. То есть болезнь пациента (в нетяжелых случаях) не оказывает никакого влияния на его профессиональную карьеру и социальную жизнь.

Как оказывается психиатрическая помощь? В зависимости от степени и тяжести заболевания, времени, которое пациент страдает патологией, отдается предпочтение амбулаторному или стационарному лечению. Кроме этого, врачи обязательно учитывают мнение самого пациента и его ближайших родственников.

  1. Когда рекомендуется стационар?
  2. Если состояние пациента острое, тяжёлое.
  3. Если болезнь мешает обычной ежедневной жизни пациента.
  4. Если пациент представляет опасность для себя или для других.
  5. Если больной склонен к суициду.
  6. Если патология имеет тенденцию к прогрессированию.

Стационарное лечение минимизирует риски тяжелого течения заболевания. Больной выписывается (или же становится на амбулаторный учёт) только после заметно улучшения психического состояния.

Стационар в частных психиатрических клиниках приводит к максимально быстрому улучшению состояния и фактическому выздоровлению. Это возможно благодаря круглосуточному наблюдению специалистов. Стационар позволяет быстро провести необходимые исследования и анализы и поставить верный диагноз.

В течение дня больной не только получает медикаментозное лечение и терапию, но и в обязательном порядке социализируется, посещая различные творческие мероприятия и участвуя в культурной жизни заведения.

Даже в тяжёлых случаях родственники не могут отправить больного в психиатрическую клинику принудительно без решения суда. Поэтому любое лечение и медицинские манипуляции можно проводить только получив на них согласие пациента.

А если больной против, грамотные специалисты проведут беседы с ним или же с родственниками и сделают все и возможное, чтобы настроить больного на лечение.

Как правильно разговаривать с больным также научат дипломированные опытные врачи психиатры. Существует одно, но очень важное правило общения с психиатрическом пациентом – если родственники чувствуют, что не могут контролировать ситуацию, следует незамедлительно вызвать врача.

Анонимность. Частные клиники оставляют всю информацию о пациентах за закрытыми дверями. Это имеет особое значение, если больной не собирается получать инвалидность, например. Терапия же в частной клинике максимально учитывает интересы больного как пациента и как человека социального.

Чаще всего частные психиатрические клиники расположены за городом или в реакционной зоне, поэтому курс лечения совмещается с общим физическом оздоровлением.

Лечение в психиатрическом стационаре общего типа

Лечение в стационарном отделении отделении проходят те больные, которые имеют направление дипломированного специалиста, который настаивает именно на таких методах лечения.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа

В соответствии с законами, принудительное лечение в медицинском заведении возможно только в нескольких случаях:

  1. Заболевание не даёт пациенту держать под контролем свои поступки и эмоции. Вследствии этого пациент возможно представляет опасность для себя и окружающих.

  2. Заболевание мешает пациенту удовлетворять свои самые простейшие нужды.
  3. Заболевание требует незамедлительной медицинской помощи. И если эту самую помощь не оказать, у пациента наступит серьезный кризис, а состояние его здоровья неуклонно начнет ухудшаться.

Необходимость принудительного лечения устанавливается доктором психиатром в тех случаях, когда пациента действительно необходимо ограничить в передвижении и изолировать от общества.

Если пациент направляется в стационар общего типа по решению суда, то и выписка будет возможно тоже только по решению врачебной комиссии.

Принудительное психиатрическое лечение

Принудительное лечение больных психическими заболеваниями является специальной мерой пресечения для тех людей, которые совершили какое-либо преступление, находясь в состоянии психического расстройства. Подобное лечение не является наказанием, ведь его цель – сделать состояние больного лучше или же вылечить его полностью.

Амбулаторное психиатрическое лечение

Частные психиатрические клиники предлагают курс амбулаторного лечения тем больным, которые не требуют круглосуточного наблюдения для того, чтобы выздороветь.

Дипломированные специалисты проведут полную диагностику и посоветуют именно те методы психиатрической терапии, которые будут наиболее эффективны.

Что входит в диагностику психиатрического заболевания, какие исследования?

  1. Беседа с доктором психиатром.
  2. Консультация невролога.
  3. Лабораторная диагностика.
  4. Часто назначается компьютерная томография, ЭЭГ (по необходимости делается во сне) и МРТ.

Амбулаторная диагностика включает в себя психиатрическое и неврологическое обследование, лабораторные исследования, а также специальные методы оследования для исключения органической патологии – компьютерная томография (КТ), электроэнцефалограмма (ЭЭГ) и МРТ.

Лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа

Следует знать, что психиатрические стационаров бывают нескольких видов. Общий стационар – направление выдаётся в том случае, если заболевание не тяжёлое и больной адекватен

Специализированный тип стационара – необходим в случае тяжёлых течений заболеваний.

А вот стационар общего типа предпочтителен для тех пациентов, когда опасности для общества они не несут и те ошибки, которые больной совершил, можно назвать незначительными.

Это значит, что решение медицинской комиссии может быть принято только после того как суд внимательно рассмотрит и оценит способность человека здраво оценивать свою социальную роль и деятельность (дееспособность), а также потенциальную опасность больного для окружающих его людей.

Следовательно, если последствия поступков больного серьезно отражаются на обществе, то он непременно должен быть изолирован в стационар специализированный. До тех пор, пока медицинская комиссия не признает его здоровым и дееспособным. Эта довольно серьезная мера применяется в исключительных случаях, когда больной под воздействием заболевания, совершает тяжкие преступления.

Основным признаком психиатрического стационара специализированного типа является то, что к пациенту обязательно будут применяться несколько ограничений. Какие и же и это ограничения и как они отразятся на больном?

  1. Частичное ограничение на устное общение и переписку с близкими людьми, ограничение на посещение.
  2. Полный и круглосуточный контроль медицинским персоналом пациента.
  3. Частичное ограничение пациента на перемещение по территории частной психиатрической клиники.
  4. Применение в лечении специальных методов лечения для более выраженного эффекта.
  5. Условия пребывания в стационаре устанавливаются индивидуально для каждого пациента в зависимости от стадии заболевания и тяжести его протекания.
  6. Максимальная адаптация больного к тому обществу, которое окружает его в лечебное заведении и которое будет окружает его после выздоровления.

Следует обратить особое внимание, что больной не сможет выйти из клиники по собственному желанию, а только лишь по решению и только после прохождения врачебной комиссии.

Частные психиатрические клиники владеют собственной охраной, которая и ответственна за установленные ограничения в передвижении больного.

Сроки лечения в психиатрическом стационаре

Время, которое будет затрачено на терапию определяется строго в индивидуальном порядке. Недавно терапию лечащий врач психиатр. В процессе лечения терапия может меняться, как и сроки лечения.

Источник: https://chastnaya-psihiatricheskaya-klinika.ru/psihiatricheskoe-lechenie-v-statsionare

Принудительное лечение как способ давления. Как защититься от несправедливой госпитализации?

Как отправить на принудительное психиатрическое лечение

16 апреля в Москве полицейские задержали 63-летнюю Наталью Шубину, которая вышла из дома в магазин, и принудительно отправили ее в психиатрическую больницу №13. Спустя два дня Люблинский районный суд отказался удовлетворить иск больницы о недобровольной госпитализации и Наталью Шубину отпустили на свободу.

Вместе с Алексеем Прянишниковым, координатором «Правозащиты Открытки», «Такие дела» на примере громких историй правозащитников выясняют, что делать, если вам угрожает принудительное лечение. 

Алексей Сухоруков/РИА Новости

Оппозиционность как психическое отклонение

Еще до пандемии коронавируса силовики в различных регионах России применяли принудительное лечение как способ давления на гражданских активистов, отмечает Алексей Прянишников.

По мнению эксперта, наибольшая опасность оказаться в психиатрической больнице грозит фигурантам дел так называемой «экстремистской» направленности, то есть людям, которые систематически привлекаются к административной ответственности за участие в уличных протестных акциях.

В их числе — новокузнецкий активист Игорь Горланов, записавший видео, на котором он разрывал Конституцию. Игоря задержали в декабре после очередной акции, проведенной уже в Москве, перед приемной Администрации президента.

По инициативе полицейских ему провели психиатрическое обследование, по итогам которого активиста направили на стационарное лечение в московскую психиатрическую больницу №4 имени Ганнушкина.

Впоследствии Игорь Горланов рассказывал, что во время лечения ему регулярно делали инъекции известного по советской «карательной психиатрии» галоперидола, сильного нейролептика, используемого для лечения шизофрении.

«Комиссия из трех врачей-психиатров провела экспресс-обследование Горланова, поставив диагноз, который, по соответствующим регламентам, не может выставляться без длительного обследования пациента и наличия документированной информации о наблюдении пациента у психиатра, — говорит Алексей Прянишников. — Всего этого не было, справки в психдиспансере по месту жительства Горланова не наводились».

Вместо всего этого в медицинском обосновании госпитализации было написано об общественной активности Горланова, неоднократном привлечении к административной ответственности за участие в протестных акциях, о его критических взглядах на политическую обстановку и на действия государственных органов (есть в распоряжении редакции). «Тем самым психиатры намекали на оппозиционность как на психическое отклонение», — объясняет Прянишников.

На основании этого документа в начале января Игоря Горланова доставили в Новокузнецк. Хотя суд поместил его на госпитализацию в московскую больницу №4, активиста отправили в местный стационар.

«После переговоров с заведующим отделением Новокузнецкой психиатрической больницы 31 января Горланова удалось буквально вырвать из психбольницы в Новокузнецке, убедив администрацию учреждения в незаконности содержания в стационаре», — рассказывает Прянишников.

В условиях изоляции

Инициатором проведения психолого-психиатрической экспертизы, как правило, выступает следователь. Если он сомневается в адекватности и дееспособности обвиняемого, то отправляет его на первичную амбулаторную экспертизу.

Следователь же ставит вопросы психологам и психиатрам, на которые просит дать ответ в ходе экспертизы.

На основании их выводов может быть назначена уже комплексная стационарная экспертиза, она проходит в психиатрической больнице, которую определяет суд.

«Следует отметить, что “пугать” сейчас стало принято не только принудительным лечением, но и направлением на стационарную психолого-психиатрическую экспертизу, — говорит Алексей Прянишников.

— Она проводится в условиях изоляции в психиатрическом стационаре, где человек находится полностью во власти врачей-психиатров.

При этом далеко не всегда помещение в стационар осуществляется в строгом соответствии с законами и основными принципами медицины».

В стационаре челоВек находится полностью во власти врачей-психиатров

Например, стационарная психиатрическая экспертиза была назначена в 2018 году жителю Алтайского края Антону Ангелу, который обвинялся по статье 282 части 1 УК (возбуждение ненависти или вражды) из-за репоста во «ВКонтакте».

Такую меру решил применить следователь по его делу на основании амбулаторной экспертизы, выявившей у Ангела проблемы с алкоголем и галлюцинации. Подследственный все отрицал, а его защитники обжаловали решение суда.

В апреле 2019 года дело в отношении Ангела было прекращено.

«Дообследоваться и подлечиться»

Сама по себе стационарная психолого-психиатрическая экспертиза — это система тестирования по различным методикам и длительным собеседованиям с обследуемым, на основании которых можно сделать вывод о его вменяемости.

Несмотря на то, что большинство людей способно успешно пройти такую экспертизу, ее результаты зависят в первую очередь от специалистов. А врачи, по словам Алексея Прянишникова, могут признать невменяемым или подлежащим принудительной госпитализации практически любого человека.

«Такое возможно вследствие фактического отсутствия независимости экспертов в области психиатрии, отсутствия независимого суда, который мог бы поставить барьер на пути к применению психиатрии для решения немедицинских задач, и формального подхода органов прокуратуры к выполнению функций прокурорского надзора за сферой психиатрической медпомощи», — объясняет Прянишников.

признать невменяемым или подлежащим принудительной госпитализации можно практически любого

Именно поэтому для защиты несправедливо госпитализированного человека критически важно добиться отмены стационарной экспертизы и помещения в психиатрическую клинику.

Это демонстрирует история якутского шамана Александра Габышева, которого обвиняли по статье 280 УК (призывы к осуществлению экстремистской деятельности).

По словам Алексея Прянишникова, предварительную амбулаторную экспертизу в его отношении провели в течение всего полутора часов.

«После нее следователи ФСБ и врачи якутской психбольницы буквально вытянули из Габышева согласие на добровольную госпитализацию в стационар “дообследоваться и подлечиться”, — рассказывает Прянишников.

 — Приехавшие адвокаты Габышева, которых поначалу дезинформировала администрация больницы, сказав, что Габышев там не находится, буквально вырвали подзащитного из стационара, объяснив ему, что больницу можно покинуть, отозвав согласие на добровольную госпитализацию».

«Часть репрессивной системы»

Во всех упомянутых случаях эксперты-психиатры и представители силовых ведомств только подтверждали выводы друг друга.

 «Заинтересованные органы и лица могут попросить экспертов прийти к необходимым выводам, либо эксперты ввиду профессиональной деформации и профнепригодности могут прийти к выводам о невменяемости обследуемого ввиду наличия у него взглядов, которые не разделяет большинство, — уверен Алексей Прянишников. — Опыт наших дел показывает, что фактически психбольницы являются частью репрессивной системы, делающей все свои шаги по указаниям правоохранителей».

Как отмечает эксперт, сейчас на судах по принудительной госпитализации далеко не всегда обеспечивают право гражданина на защиту в рамках состязательного судебного процесса, а адвокатам часто дают слишком мало времени на ознакомление с материалами дела. Кроме того, суды в большинстве своем беспрекословно соглашаются с выводами экспертов-медиков и не назначают дополнительные повторные экспертизы с привлечением независимых экспертов.

«Поскольку психиатрия используется зачастую в качестве механизма государственного принуждения, за этой сферой необходим эффективный общественный контроль с участием НКО и правозащитников, аналогичный ОНК (Общественная наблюдательная комиссия, — прим. ТД) в местах лишения свободы.

Я не говорю о вмешательстве общественности в сферу профессиональной деятельности врачей, речь о контроле над соблюдением юридических процедур и порядком содержания граждан в стационарах при принудительной госпитализации и проведении стационарных психолого-психиатрических экспертиз», — резюмирует Прянишников.

Что делать, если вам грозит психиатрическая экспертиза?

Как показывает практика юристов «Правозащиты Открытки», часто от задержания до назначения стационарной экспертизы в психиатрической больнице проходит очень короткое время.

Поэтому уже на этапе задержания критически важно выйти на связь с надежным адвокатом, а не полагаться на защитника по назначению.

Профессиональный адвокат поможет оперативно обжаловать решение суда и еще до рассмотрения жалобы организовать независимую экспертизу.

Расхождение между выводами двух экспертиз — весомый повод для ходатайства перед следствием о назначении повторной экспертизы, результаты которой могут отличаться от первоначальных.

Особенно важно наличие адвоката и потому, что во время следствия обвиняемый может находиться в закрытом лечебном учреждении, где у него даже не будет возможности полноценно отстаивать свои права. Именно в такой ситуации оказались Игорь Горланов и Александр Габышев, которых удалось освободить из психиатрических клиник исключительно благодаря вмешательству защитников.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/04/20/nad-gnezdom/

Недобровольная госпитализация и принудительное лечение в психиатрической больнице

Как отправить на принудительное психиатрическое лечение

   Использование недобровольной госпитализации и принудительного лечения в психиатрии имеет некоторые преимущества и множество недостатков, как  для негативного опыта пациента , так и терапевтического результата. В этом заметке  предлагается сравнить процедуры и критерии недобровольного психиатрического лечения.

Сразу оговоримся , что принудительное лечение  может быть по решению суда , чаще в специализированной психиатрической больнице , если пациент совершил какое-либо преступление. Недобровольное лечение также назначается в результате судебного разбирательства, но при отсутствии состава преступления.

Надеюсь,  юристы меня простят за слишком упрощенное представление о недобровольном и принудительном лечении пациентов, страдающих психическими расстройствами.

Стоит подчеркнуть разрыв между законодательством и практикой, печальный опыт принуждения пациента, последствия для его терапевтических отношений с врачом и персоналом психиатрической больницы и приверженности лечению после принуждения, роль, которую играет недобровольная госпитализация в предотвращении самоубийства и гетероагрессивного поведения, этические проблемы и возможные альтернативы , которые можно использовать для того, чтобы не прибегать к недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу. 

  Законодательство в области психического здоровья значительно изменилось, начиная с Европы и Северной Америки и, в конечном итоге, 60-х годов прошлого столетия .

 Фокус сместился в сторону гуманного отношения к пациенту , от явного осуждения опасности для общества со стороны психически больных, на лечение самого психического заболевания и конкретного пациента.

  Оданко , напомним читателю моего Блога , что на протяжении почти двух веков законы о психическом здоровье постоянно совершенствовались  на основе моделей уголовного процесса.

  Еще в  первой половине XIX веке  психическое заболевание рассматривалось как преступление, и госпитализация напоминала заключение и пребывание в тюрьме , нередко даже в худших условиях, учитывая, что продолжительность содержания психически больных была неопределенной и зависила от взглядов и пристрастий врача или судьи.

Самая известная в мире больница, лондонская Королевская больница Вифлеема, также известная как Бедлам, была основана в 1307 году как больница общего профиля и преобразована в убежище для душевнобольных в 1403 году.

  Спустя столетия во многих странах  начали строить убежища для психически больных ( в России традицонно эту миссию выполняла церковь) , которые также следовали идеи “неопределенного по срокам заключения” и станногстей используемых методов, которые включали изоляцию пациента от общества , седацию и экспериментальные “методы лечения ” от терапии опием до лечениея холодной водой.  Понятно, что такие психиатрические больницы скорее были местом заключения , причем непредназначенного для лечения и выздоровления психически больного человека. 

     Деинституционализация психически больных в США началась в 1960 году, а в 1963 году президент Кеннеди подписал Акт, который был призван  содействовать переходу из приютов в общественные психиатрические центры. Это способствовало уменьшению числа госпитализированных пациентов с 550 000 в 1950 году до 30 000 в 1990 году.

      Италия также в течение долгого времени придерживалась модели обращения с пациентом по принципу “лишения свободы”, согласно которому   психически больные оценивались  исключительно с точки зрения риска, который они представляли для себя и других ( окружающих) , что позволяло психиатрической больнице , как-то зависить от судебной системы.  Подобный подход, конечно, кодифицировал эквивалентность между преступностью и психическим заболеванием. Эта система оставалась в силе до реализации Закона Басалья 13 мая 1978 года, который регулировал добровольные и обязательные проверки здоровья и лечения психически больных и был призван  закрыть приюты. После введения в действие этого закона произошла коренная трансформация стиля содержания психически больных под стражей, который установил временные ограничения для госпитализаций или, по крайней мере, предвидел это ограничение в будущем. 

    Известно, что продолжительной лечение в психиатрической больнице способствовало госпитализму , по-видимому, вызывало симптомы, связанные с хронификации психических расстройств, что , по сути, представляло собой «синдром институционализации».

С  60-х годов прошлого века этот синдром был отмечен как психопатологическое состояние из-за патогенного эффекта ситуаций длительного пребывания в закрытых учреждениях, таких как психиатрические больницы и тюрьмы, где они играли чисто институциональную роль.

Симптомы этого синдрома включали в себя: апатию, стремление к одиночеству, , регресс к инфантильному поведению, стереотипы и когнитивные нарушения.

У пациентов наблюдалось самообвинение , самоосуждение и сомауничижение , поскольку  свобода больных была ограничена и страдали от стигмы ( клейма психически больного человека).

    Две причины способствовали изменению фокуса с тюремных целей на лечебные. Психоанализ, с открытием бессознательного, привел к более глубокому пониманию и интеграции психопатологических симптомов , подчеркивая непрерывность между нормой и патологией.  Другая причина – начало эры психофармакологии , с помощью которой больные могли жить в обществе.

     Параллельно с трансформацией психиатрии социальные изменения обусловили радикальное изменение роли судебной власти в психиатрии.

  Первоначально представленный в качестве депозитария полномочий по опеке над психически больными пациентами, судебный орган позднее стал гарантом их прав, заслушивая их апелляции против недобровольного и принудительного лечения.

Фактически, «Белая книга Совета Европы о защите прав человека и достоинства людей, страдающих психическими расстройствами, особенно тех, кто помещен недобровольно в психиатрическое учреждение, заключила , в частности, что пациент должен быть осмотрен врачом или опытным психиатром, и что решение о помещении в психиатрическую больницу  должно быть подтверждено независимым органом. Здесь лечение должно было основываться на индивидуальном плане, обсуждаться с пациентом и периодически проверяться персоналом с соответствующей квалификацией.

   Действующие национальные законы о психическом здоровье основаны на двух концепциях: принципе parens patriae , который возлагает на правительство ответственность за вмешательство в отношении граждан, которые не могут защитить свои интересы, и полицейская власть, которая защищает безопасность своих граждан.

В конце 70-х годов прошлого столетия врачи говорили о том  , что нельзя полагать, что статус человека, который был госпитализирован против его воли, совпадает с полной потерей самоопределения.  Клиническая реальность говорила о том, что “остаточная автономия” и свобода принятия решений существуют даже у недоюровольно госпитализированных пациентов.

Итальянскими психиатрами предлагался многомерный подход, который предусматривал оценку способности пациента к согласию (иными словами, его остаточной способности принимать решения в соответствии с новым Кодексом медицинской деонтологии, а также законом Басалья).  Отметим.

что и  Конвенция ООН о правах инвалидов также подчеркивает важность оценки способности пациента принимать обоснованное решение.

       Специалисты в области здравоохранения и юристы преследуют общую цель: максимально рассматривать пациента как партнера в процессе принятия решений.  Различные международные документы по правам человека представляют собой ориентиры для государственных законодательств.

 Некоторыми примерами являются:  Принципы защиты лиц с психическими заболеваниями (1991 г.), Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Гавайская декларация (1983 г.) и Десять основных принципов закона о психическом здоровье, опубликованных Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).

Действующее западное законодательство настоятельно подчеркивает защиту прав пациентов с психическими заболеваниями, причем,  недобровольное  лечение считается абсолютно исключительной мерой.

Недобровольное лечение  является исключением в отношении всех других видов медицинского лечения, которое, хотя оно и может быть необходимым, не может игнорировать требование информированного согласия и всегда может быть отклонено. 

    В датском законодательстве  исключительность “несогласованного обращения” ( недобровольной госпитализации) д опускается только после попыток получить согласие, что согласуется с точкой зрения «минимального навязчивого средства правовой защиты». 

      Закон Лантермана-Петриса-Шорта, введенный в США в 1967 году и введенный в действие в 1969 году, представлял собой прототип законов о психическом здоровье позже принятых во многих других западных странах.

  Этот акт был направлен на отмену “постоянных комиссий”, улучшение общественного здоровья и гарантирование прав пациентов с психическими заболеваниями.

  После его принятия  число недобровольных  методов лечения в Калифорнии осталось прежним, но число добровольных методов лечения, которые, возможно, были результатом более частого использования неформального принуждения, удвоилось. Закон также сократил продолжительность обязательных госпитализаций.

Точно так же, несмотря на то, что в 1996–2005 годах в Польше было меньше случаев недоровольной госпитализации, абсолютное число видов лечения возросло из-за общего увеличения числа обращений за психиатрической помощью, отчасти,  это было связано с более высоким уровнем доверия к психиатрической помощи. 

     В 1977 году Всемирная психиатрическая ассоциация разработала этический кодекс для клинической практики, названный «Декларация Гавайев». ВОЗ рекомендует, чтобы лечение психического больного человека  было как можно более эффективным.

  Продолжительность госпитализации должна быть ограничена риском и использоваться только в том случае, если это единственный способ для пациента получить лечение.

  Европейская конвенция о правах человека  предусматривает, что недобровольная  госпитализация должна оставаться в гарантированном контексте статьи 3 «которая запрещает любое бесчеловечное или унижающее достоинство обращение».

  Судебная практика Европейского Суда по правам человека, которая является обязательной для 47 государств-членов Конвенции, прояснила условия, при которых может происходить недобровольное лечение  в соответствии с вышеупомянутой статьей 3, а также пунктами статьи 5. 4 и 8 .

 Эти пункты  требуют идентификацию  психического заболевания, основанного на медицинской оценке, исключительности и срочности, характере и серьезности психического расстройства, таких как оправдание лишения свободы, меры, пропорциональные необходимости безопасности пациента и общества, и временное ограничение меры сроком болезни.

   Несмотря на то, что в Европе, Северной Америке и Океании существует множество исследований, касающихся недобровольного лечения, существует определенная трудность в поиске достоверных исследований для Азии, Африки и Латинской Америки.

Этот дисбаланс может объясняться отсутствием инвестиций в системы здравоохранения, где ограниченные ресурсы направляются на лечение, а не исследования, срывами политической нестабильности и войны, а также чрезвычайными ситуациями и эпидемиями в области общественного здравоохранения, которые отвлекают ресурсы от психиатрической помощи.

   Представляет интерес оценка различных критериев, необходимых для недобровольного лечения, и их вес, а также различные процедуры, предлагаемые во всем мире.

Когда обязательное медицинское лечение и госпитализация необходимы, такое законодательство прерывает терапевтические отношения, изменяя качество общения в зависимости от того, исходит ли оно от врача пациента или судебного органа.

Вмешательство последнего, с одной стороны, может восприниматься как “преследующее вторжение” в отношения по уходу, но, с другой стороны, может рассматриваться как гарантия прав пациента (на свободу и быть услышанным) на его роль в апелляциях против решений о недобровольном лечении.

  Полезно различать ситуации, в которых человек, подлежащий недобровольному  лечению, уже находится на лечении, и когда это первый контакт пациента с психиатрами, как это часто бывает у маргинальных людей. 

  Конкретная оценка  опасности или потребности в лечении, а также оценка отсутствия у пациента способности принимать решения (проводится чаще в отношении фармакологического лечения) влияют на восприятие пациентом той ситуации , в которой он оказался.

Различный вес, придаваемый способности пациента принимать решения в различных национальных законодательствах, отражается в законности фармакологического лечения пациентов, вынужденно госпитализированных.

В некоторых странах (например, в Италии) принудительное фармакологическое лечение автоматически разрешается для госпитализированных пациентов, в то время как в других требуется более четко сформулированная процедура для выбора вариантов лечения.

Германия отказывается признать  автоматическую связь между недобровольной  госпитализацией и обязательным  фармакологическим лечением, поскольку они могут считаться неконституционными. 

Источник: https://minutkoclinic.com/blog-doktora-minutko/nedobrovolnaya-gospitalizaciya-i-prinuditelnoe-lechenie-v-psihiatricheskoy

Лечить нельзя наказывать

Как отправить на принудительное психиатрическое лечение

Психиатр Максим Малявин рассказывает о принудительном лечении психических больных 

Бытует мнение, будто пациент психиатрической больницы может убить, украсть, ограбить или изнасиловать, и ему за это ничего не будет — мол, что с дурака взять, кроме анализов и электроэнцефалограммы? Мнение это глубоко ошибочно и даже вредно, поскольку создает у постороннего несведущего человека ложное впечатление. А у самого пациента — ложное ощущение безнаказанности.

Кто ответственный?

Порой бывает так, что психически больные люди совершают правонарушения. Иногда — серьезные и тяжкие. Резоны могут быть самыми различными — начиная с таких, что в принципе не чужды любому индивиду, и заканчивая теми, которые могли родиться только в больном мозге.

К примеру, убийство собственного сына, потому что глас свыше, звучащий под сводами черепа, настоятельно этого добивался и заявлял, что сын — реинкарнация Ваала. Или принесение в жертву огню авто соседа, ибо нечего поклоняться лукавому и сотрудничать с разведслужбами Запада.

Так, в больнице, где я работаю, есть несколько таких пациентов — один зарубил родителей, другой насиловал и убивал маленьких девочек — эти пациенты прописались у нас навсегда.

А трагедия в Астрахани (в феврале сего года), когда психически больной человек, решив уйти из жизни, прихватил с собой несколько человек, которым не посчастливилось оказаться в том злополучном подъезде? Людей пугает непредсказуемость, странность, а порой — нечеловеческая жестокость, с которой подобные преступления совершаются. И вполне понятно желание оградить себя даже от тени возможности стать жертвой.

Психиатрам часто задают вопросы: а что будет с психически больным человеком, если он совершит преступление? И что делают психиатры, чтобы одних как-то защищать, а другим (опасным и агрессивным) не давать возможности эту опасность и агрессию реализовать?

В соответствии с частью 2 статьи 21 УК РФ, уголовной ответственности не несет лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости.

Кто способен определить, вменяем был человек на момент совершения преступления или нет? Судебно-психиатрическая экспертиза. Кто может на эту экспертизу направить? Судья.

Кого и когда? Всех, чье поведение при совершении преступления могло показаться неадекватным; всех, кто совершил особо тяжкое преступление, и всех, кто к моменту совершения преступления страдает психическим расстройством.

Экспертиза может признать вменяемым даже человека, много лет страдающего хроническим психическим расстройством, и тогда он будет отвечать по всей строгости закона.

И тебя вылечат

А что, если признали невменяемым? Тогда вступает в силу статья 99 УК РФ. Согласно ей, психически больному человеку назначают (назначает, опять же, суд, согласуя свои действия с рекомендациями судебно-психиатрической экспертизы):

а) амбулаторное принудительное лечение: то есть больной приходит на прием к участковому психиатру не реже раза в месяц, получает лечение, врач смотрит, каково состояние — лучше или хуже, и корректирует лечение. При необходимости может и госпитализировать;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа: пациент лежит в обычной психиатрической больнице и получает лечение ровно столько, сколько определено совместным решением суда и психиатров;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа. В этих спецбольницах режим более жёсткий, и обычные пациенты там не лежат — лишь те, кто направлен по решению суда;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Стационар тоже предназначен только для «принудчиков», причем особо отличившихся — и по деяниям, и по степени и глубине психического расстройства. Условия соответствующие.

Повторюсь — вид принудительного лечения назначает суд, а не психиатры. Их голос в этом вопросе совещательный и рекомендательный. Суд же может изменить текущее принудительное лечение, заменив, скажем, амбулаторное на спецбольницу, либо, наоборот, — из спецбольницы прислав в психиатрический стационар общего типа.

К слову — помилование, равно как и амнистия, на лиц, находящихся на принудительном лечении, не распространяется. Оно и понятно — нельзя волевым решением либо указом вылечить больного человека, нельзя приурочить его выздоровление к знаменательной дате или политическому событию.

Долго ли, коротко ли

Находятся на принудительном лечении отнюдь не пожизненно, хотя и такие варианты не исключены. Раз в 6 месяцев психиатрами проводится комиссия по решению вопросов о принудительном лечении, на которой обсуждают каждого больного, которому оное назначено.

В зависимости от состояния больного, решают — прекратить, перевести на более щадящее, усилить или же просто продлить принудительное лечение. Рекомендации излагаются в специальном акте, который направляют в суд. Суд смотрит в акт, потом на больного, потом снова в акт, потом на психиатра…

Словом, решает, поступить ли в соответствии с изложенными рекомендациями или ну их.

В ряде случаев, если психическое расстройство было, невменяемость имела место, но особой опасности для себя или других лиц больной не представляет, а само правонарушение незначительно, суд может и не применять принудительного лечения.

Он просто извещает о своем решении психиатрический диспансер, и те лечат такого больного на общих основаниях, но наблюдают за ним чуть более бдительно (есть специальная группа учета, в том числе для таких лиц — АДН, или активное диспансерное наблюдение).

Обжалованию подлежит

Еще один нюанс: даже если человек психически болен, само по себе это не означает, что, совершив преступление, он угодит на принудительное лечение. Тот же шизофреник вполне может оказаться вменяем на момент совершения преступления — и тогда он понесет уголовную ответственность, которая положена в таких случаях.

И напротив — человек может быть вменяем на момент совершения преступления, быть осужден и отбывать наказание, но в его процессе стать невменяемым (дали по голове, стал глубоко слабоумным) — что тогда? Тогда, поскольку состояние этого человека уже не будет позволять ему осознать процесс наказания, оное заменяют принудительным лечением или прекращают.

Лечить или учить?

Подчеркну еще раз: принудительное лечение не имеет своей целью наказать пациента за содеянное, ведь в силу невменяемости он не в состоянии осознать, за что именно его наказывают. Цель такого лечения — устранить или смягчить симптомы, послужившие причиной поступка.

Если такой возможности нет и перспектива улучшения состояния отсутствует, тогда цель принудительного лечения — сделать невозможным повторение подобного инцидента и обезопасить общество от этого больного, пусть даже путем его постоянной изоляции в условиях психиатрического стационара.

Источник: https://www.katrenstyle.ru/articles/journal/medicine/law/lechit_nelzya_nakazyivat

Недобровольная госпитализация в психиатрический стационар

Как отправить на принудительное психиатрическое лечение
Недобровольная госпитализация возможна при следующих расстройствах:

  • Психозы (эндогенные, реактивные, органические и др.

    );

  • Бредовые состояния (паранойя, острый или хронический бред);
  • Неврозы с суицидальными намереньями;
  • Депрессивные состояния средней и тяжелой степени;
  • Попытка самоубийства, риск суицида;
  • Органические поражения нервной системы с нарушениями поведения;
  • Сумеречные состояния и другие виды измененного сознания;
  • Алкоголизм и наркомания с агрессивным поведением;
  • Анорексия и другие нарушения питания, приводящие к истощению;
  • Декомпенсация психопатии (расстройства личности);
  • Отказ от еды;
  • По «социальным» показаниям: беспомощность и невозможность самостоятельно справляться с основными жизненными потребностями.

Госпитализация против воли нужна тогда, когда заболевший не осознает тяжесть и опасность своего болезненного состояния и потому отнекивается от лечения. В таких случаях госпитализация может осуществляться без его желания. Инициаторами могут быть родные и близкие, окружающие лица и даже соседи, врачи и служащие.

Для того чтобы организовать недобровольную госпитализацию для обследования и лечения необходимо обратиться к врачу психиатру. В нашей стране существуют государственные психиатрические учреждения (ПНД, психиатрические больницы) и частные психиатрические клиники.

Недобровольная госпитализация возможна как в государственную психиатрическую больницу, так и в частную психиатрическую клинику, имеющую лицензию на оказание психиатрической помощи в условиях стационара.

Клиника РОСА имеет лицензию на осуществление психиатрической помощи в условиях стационара. В нашу клинику возможна недобровольная госпитализация.

Решение о госпитализации может принять врач психиатр, осмотревший больного и оценивший его психическое и физическое состояние.

Помните, что сначала нужно несколько раз попытаться убедить заболевшего согласиться на лечение. Недобровольная госпитализация – это «последний шаг», когда остальные методы убеждения на лечение не сработали.

Если уговоры больного ни к чему не приводят – звоните, мы постараемся помочь.

Статья 29. Основания для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке.

Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

  • его непосредственную опасность для себя или окружающих, или
  • его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или
  • существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Если пациент уже был недобровольно госпитализирован в государственную психиатрическую больницу (к примеру, скорой помощью), но Вы не хотите чтобы он продолжал там лечиться, и желаете перевести его в частную клинику, его можно перевести к нам в клинику. Алгоритм действий в этих случаях следующий:

  1. Если пациент Ваш родственник, Вы можете обратиться сначала к нам в клинику и взять нашу лицензию и согласие на прием на лечение.
  2. Обратиться в администрацию государственной больницы, куда попал заболевший и предоставить им лицензию и согласие;
  3. Попросить перевод для продолжения лечения в частной психиатрической больнице.

Как показывает практика, в большинстве случаев, когда требуется недобровольная госпитализация в больницу из – за нежелания больного лечиться, грамотно проведенная мотивация позволяет избежать отказа от помощи.

Недобровольная госпитализация в клинику Роса:

  1. Деликатные и опытные специалисты с опытом помощи в тяжелых и кажущихся безвыходных ситуациях. Мотивация пациента на лечение.
  2. Работаем круглосуточно. Принимаем по первому обращению.
  3. Лицензирована и сертифицирована для оказания помощи в условиях стационара, имеем официальную возможность осуществлять недобровольную госпитализацию.
  4. Работаем только в рамках законов РФ.
  5. Психологическая помощь близким и родственникам заболевшего.
  6. На период лечения, при необходимости, выдаем больничный (лист нетрудоспособности).

Источник: https://ROSA.clinic/psikhiatriya/nedobrovolnaya-gospitalizatsiya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.