Инвалидов заставят работать

«Нет инвалидов? Плати!»: работодатели компенсируют отсутствие сотрудников с ограничениями

Инвалидов заставят работать

Проблема социальной адаптации и трудоустройства граждан с ограниченными возможностями существует в стране давно – легально работает лишь каждый четвертый инвалид, способный к труду.

По этой причине многие чиновники резко критикуют существующий в стране механизм квотирования рабочих мест для таких людей – мол, он существует лишь на бумаге, а в реальности работодатели обходят требования. В Минтруде, например, настаивают, что он требует немедленной модернизации.

Похожую инициативу в начале марта высказал и премьер-министр Дмитрий Медведев, призывая работодателей повысить число трудоустроенных инвалидов в среднесрочной перспективе.

Чтоб заставить работодателей выполнять требования закона, в Минтруде предлагают обязать те компании, которые не имеют соответствующих рабочих мест и не в состоянии обеспечить инвалидов рабочими местами, уплачивать компенсационные взносы.

Их, по словам главы ведомства, не следует рассматривать в качестве наказания – это якобы «гибкий механизм», позволяющий избежать дополнительной нагрузки на работодателей. Карьерист.

ру выяснял, насколько это может быть эффективно, и чем эти выплаты будут отличаться от существующих сегодня штрафов.

«Гибкая» финансовая мотивация

На прошедшем на днях заседании правительства, премьер Дмитрий Медведев призвал чиновников принять меры, дабы удвоить численность трудоустроенных инвалидов. Дедлайн – 2020 год.

Для этого, по мнению чиновника, необходимо модернизировать систему квотирования и законодательно обеспечить особое право инвалидов на труд.

Проблема действительно существует – по словам чиновников, в России более 3,7 млн людей с ограниченными возможностями трудоспособного возраста, а работают не более 1 млн.

Чтоб повысить долю занятости среди этой категории граждан, не обойтись без комплексных решений, направленных на налоговое стимулирование работодателей и создание необходимой инфраструктуры. По словам Медведева, к 2020 году необходимо достичь условий, когда не меньше половины инвалидов смогут беспрепятственно трудоустроиться.

Более подробно ситуацию очертил министру труда Максим Топилин, по словам которого, существующая сегодня система квот для инвалидов существует лишь де-юре, по факту какой-либо взаимосвязи между выделяемыми рабочими местами и квалификацией имеющихся соискателей с ограниченными возможностями не существует.

В связи с этим Минтруд готовит поправки в законодательство, которыми планируется сделать систему квотирования «более гибкой» для работодателей.

В частности, если существующие на предприятии технологические особенности не позволяют принимать инвалидов или те сами не имеют потребности в трудоустройстве на предприятие, предлагается «подумать о механизме компенсационных выплат».

По концепции, предлагаемой Топилиным, собранные деньги вполне могли бы быть направлены на целевые мероприятия по трудоустройству, в том числе создание адаптированной среды, переоборудование рабочих мест, образовательные программы, персональные профориентационные программы и т.д. В результате Минтруд планирует достигнуть 800 тыс. квотируемых рабочих мест, занятых инвалидами. Отметим, что по официальной информации ведомства на 2016 год, в России существовало около 350 тыс. рабочих мест для инвалидов, из которых занято лишь 65%. Более того, в результате предлагаемых изменений планируется повысить количество вакансий для людей с ограниченными возможностями в службах занятости: если сегодня их не больше 70 тыс., то к 2020 году количество предложений должно вырасти до 250 тыс.

Отметим, что сегодня, в случае нарушения квотного принципа и отказа в трудоустройстве инвалида, работодателя можно привлечь к административной ответственности по ст. 5.

42 КоАП, что влечет наложение на должностное лицо штрафа в размере 5-10 тыс. рублей. Механизм компенсаций, по сути, будет выглядеть аналогичным образом.

Единственная адекватное оправдание – способность целевого перераспределения средств.

Принуждение – не выход

Совершенствование системы квот, безусловно, необходимо, ведь безрезультатность существующего механизма очевидна – без создания новых, адаптированных рабочих мест не обойтись.

Другой вопрос, что каждая из таких точек должна реально решать проблемы трудоустройства инвалидов – какой толк от того, что сегодня мы уже имеем треть невостребованных рабочих мест? С другой стороны, очевидно, что иной механизм, кроме системы квотирования, будет нежизнеспособен – насильно обязать к найму инвалидов можно лишь государственные структуры, частный бизнес, если не будет в этом заинтересован, найдет лазейки и обойдет требования закона. Например, нанимая таких людей лишь формально.

Как говорит Сергей Смирнов из НИУ ВШЭ, чьи слова приводит «Газета.ru», реальная помощь людям с ограничениями по здоровью лежит в иной плоскости. По мнению эксперта, куда правильнее было бы решать эти проблемы, внедряя масштабные программы и создавая предприятия, где использовался бы исключительно труд инвалидов.

Мотивировать работодателей, как считает Смирнов, можно лишь точечно. В рамках же государственной политики нужны более масштабные и действенные меры. Существуют, в частности, прекрасные отраслевые решения.

Например, в «Бауманке» готовят высококвалифицированных специалистов в группах для слабослышащих, которые, из-за своих проблем со слухом, востребованы на предприятиях с повышенным уровнем шума.

Наиболее яркий пример таких решений – Всероссийское общество слепых, на предприятиях которого работает около 6 тыс. инвалидов по зрению. Хотя в 90-х количество сотрудников превышало 50 тыс. человек.

Причина «проседания» – отсутствие государственных заказов, а в рамках открытой конкуренции такие предприятия явно уступают китайским производителям, рассказал «Русской службе ВВС» Константин Лапшин и з аппарата управления обществом.

Хотя, такую позицию разделяют далеко не все. Представители бизнеса сетуют, что работодатели недостаточно мотивированы и заинтересованы, чтоб брать на работу людей с ограничения по здоровью и трудоспособности.

Существует ряд объективных причин, по которым работодателей не интересует труд инвалидов: низкая продуктивность их труда, необходимость предоставления льгот и поблажек и т.д.

Но если бы государство компенсировало возникающий «дискомфорт», тем самым стимулируя бизнес, работодатели посмотрели бы на таких сотрудников с другой стороны.

Ответить некому

Эксперты из «Деловой России» отмечают существенное снижение занятости среди трудоспособных инвалидов, что наблюдается, начиная с 2012 года. Связано это с отменой льготных ставок по страховым платежам, которые ранее имели работодатели, устраивающие на работу лиц с инвалидностью.

Сегодня же предприятия платят одинаково и за всех.

Как утверждает Александр Лысенко из «Деловой России», одной только системы квот для решения проблемы недостаточно, по его мнению, чиновникам нужно разработать целый комплекс стимулов для работодателей, который бы включал в себя как меры налогового послабления, так и мотивационные программы, например, предоставление государственных заказов. При этом чиновникам следовало бы взять ситуацию под жесткий государственный контроль, поскольку вакансии для людей с ограничениями лишь в исключительных случаях соответствуют их квалификации. В итоге их зарплата, как правило, в 3 раза ниже средней по субъекту федерации.

Препятствует нормальному развитию и тот факт, что на федеральном уровне сложно отыскать ответственных за всю эту политику лиц.

В Минтруде существует Департамент по делам инвалидов, в прямые функции которого, правда, не входит обеспечение занятости подопечных.

Следуя логике, этим должен заниматься Департамент занятости, но у него и с трудоспособными особых успехов нет, что говорить про людей с ограничениями.

Существующая сегодня система квот распространяется на всех работодателей, штат которых превышает 30 сотрудников.

Таким образом, инвалиды должны работать на каждом среднем предприятии, но предпринимателям гораздо выгоднее уплатить установленный законом административный штраф и попросту не заморачиваться с трудоустройством сотрудников с ограничениями. В конце концов, что такое 10 тыс.

(максимальный штраф) для предприятия со штатом в 30 человек? Вероятно, обсуждаемые в Минтруде компенсационные выплаты будут заменять штраф, но их размер на данном этапе неизвестен.

Если высвобожденные за этот счет средства действительно пойдут на трудовые программы для инвалидов – это поможет снять множество существующих сегодня барьеров между такими людьми и полноценным трудом. Множество, но далеко не все, ведь ключевая проблема – это мотивация работодателей. Возможность «откупиться» от трудоустройства инвалидов едва ли может быть стимулом для них. Скорее даже, наоборот.

Разместить резюме Добавить вакансию

Источник: https://careerist.ru/news/net-invalidov-plati-rabotodateli-kompensiruyut-otsutstvie-sotrudnikov-s-ogranicheniyami.html

Что делать, если нужно уволить человека с инвалидностью или трудоустроить особенного работника

Инвалидов заставят работать

Работодатели с численностью штата 100 и более человек должны принимать на работу инвалидов в обязательном порядке в режиме квотирования / резервирования рабочих мест

Каждый регион может устанавливать свою квоту. В Москве она составляет 2% от общего штата.

Каждый месяц работодатель должен отчитываться перед центром занятости о соблюдении квоты: сколько есть свободных мест, сколько трудоустроено инвалидов. Информация в другие ведомства придёт автоматически: с предоставлением отчётности в ПФР, налоговую службу и т. д.

Но лучше оповестить всех в любом случае — даже если вы не обязаны по закону (если вы небольшая компания) трудоустраивать людей с инвалидностью. Дело в том, что такие компании имеют льготы на оплату страховых взносов — пенсионное и социальное страхование.

Конечно, они могут быть не такими большими, но воспользоваться ими — прямое право работодателей. К тому же в регионах могут быть и свои дополнительные льготы.

Признать человека инвалидом может только Главное бюро медико-социальной экспертизы на основании правил, утверждённых постановлением правительства РФ «О порядке и условиях признания лица инвалидом».

Для этого бюро проводит экспертизу, которая определяет степень стойких расстройств функций организма и присваивает I, II или III группу инвалидности.

Группы устанавливаются на время: I — на два года, II и III группы — на один год. Затем экспертиза проводится повторно. В некоторых случаях инвалидность устанавливается пожизненно.

Как правило, ограниченные возможности можно определить визуально, но это вовсе не означает инвалидность по умолчанию. Парадоксально, но, если у человека, скажем, нет руки и при этом нет медицинской справки или он не хочет её приносить (а такое встречается), у вас нет оснований считать его инвалидом.

С юридической точки зрения инвалидность подтверждают два документа: 1) справка МСЭ или её дубликат; 2) ИПРА — индивидуальная программа реабилитации или абилитации (определяется законом как «система и процесс формирования отсутствовавших у инвалидов способностей к бытовой, общественной, профессиональной и иной деятельности»), которую выдаёт медицинское бюро.

Поэтому ориентироваться при трудоустройстве надо именно на справку и ИПРА, а не сам факт заболевания. Именно в них указаны способность человека трудиться, необходимые условия для его работы и т. д. Иногда бывает, что и при инвалидности I группы человек может трудиться, а иногда и с III группой инвалидности медучреждение не разрешает человеку работать.

Да, у сотрудников с инвалидностью должен быть облегчённый режим работы. Нюансы и параметры должны быть в ИПРА.

Проблема в том, что часто этот документ «размыт» и надо обязательно запросить уточнение в медучреждении, которое его выдало. Без этого уточнения принимать человека на базовые условия труда крайне не рекомендуется.

Основные же гарантии даёт ТК РФ. Ст. 92 кодекса говорит, что для I и II группы рабочая неделя должна быть не более 35 часов. При этом зарплата должна быть как за полную неделю. Также они могут отказаться от сверхурочной, ночной работы и работы в праздники.

Есть у людей с инвалидностью дополнительные льготы по отпуску — 30 дней ежегодный основной вместо 28 у остальных сотрудников. Плюс право на дополнительный отпуск без сохранения зарплаты — 60 дней.

Трудовой же договор оформляется стандартно, но в нём надо отразить все нюансы, связанные с инвалидностью (и степень инвалидности по ИПРА, и дополнительные льготы и условия).

Компании, принимающие на работу инвалидов, получают льготы по взносам на социальное и пенсионное страхование.

Снижения по отчислению:

  • в ПФР — на 21%,
  • в ФСС — на 2,4%,
  • в ФФОМС — на 3,7%.

Кроме того, для компенсации затрат на создание рабочего места компании могут получить субсидии: для I группы инвалидности — до 100 000 рублей, для II — до 72 000, для III — до 65 000.

Если не брать в расчёт медицинскую составляющую, человек с инвалидностью с точки зрения Трудового кодекса РФ является таким же сотрудником, как и все. Его можно уволить по таким же причинам: сокращение штата, невыполнение обязанностей (применение взысканий), собственное желание и т. д. Правда, есть ряд нюансов.

При сокращении штата надо оценивать преимущественное право оставления на работе, и инвалида необходимо оставить в первую очередь, если уровни квалификации одинаковые. Или нельзя по инициативе работодателя увольнять одинокую мать или законного представителя — единственного кормильца — для ребёнка-инвалида в возрасте до 18 лет.

И конечно, нельзя увольнять просто потому, что у сотрудника появилась некая группа инвалидности. Сделать это можно, только если в медицинском документе есть запрет на трудовую деятельность.

В этом случае компания должна предложить ему вакансии, которые соответствуют его особенностям, и, только если их нет или он отказался, расторгнуть договор.

Так как работа, по сути, опасна для его здоровья.

Обязательство принимать на работу инвалидов имеется именно в виде закона о квотировании, о нём говорили в начале. Через этот закон и возможные аналогичные региональные законы и выполняется обязательство. То есть компании должны резервировать места для инвалидов, сообщать службе занятости и т. д.

Несоблюдение квот наказывается по ст. 5.42 КоАП РФ — до 10 000 рублей на руководителя. Сама же компания может быть оштрафована на 3000–5000 рублей, если не сообщит в органы занятости сведения о наличии мест для инвалидов (в соответствии со ст. 19.

7 КоАП РФ). Кроме того, ответственность есть и на региональном уровне. Так, в Москве штраф за неисполнение обязанности по созданию квотируемых мест составляет для организации от 30 000 до 50 000 рублей.

Естественно, остаётся и требование устранить нарушение.

Отмечу, что сейчас в разработке есть ряд новых положений по изменению норм и санкций.

Во-первых, предполагается существенно увеличить штрафы за нарушение: до 50 000 рублей — для руководителей и до 500 000 рублей — для предприятий.

С другой стороны, компаниям, которые не могут трудоустроить инвалидов, предложат платить некий ежемесячный компенсационный взнос в фонд трудоустройства инвалидов. Но пока эти поправки только в стадии обсуждения.

piqsels.com / СС0

Источник: https://secretmag.ru/practice/chto-delat-esli-nuzhno-uvolit-cheloveka-s-invalidnostyu-ili-trudoustroit-osobennogo-rabotnika.htm

Работодатели смогут откупиться от трудоустройства инвалидов

Инвалидов заставят работать

Минтруд предложил новый вариант выполнения квоты для приема на работу инвалидов. Организация сможет заплатить компенсацию, если не получается устроить к себе инвалидов.

Предполагается, что собранные деньги будут аккумулированы в специальном фонде и потрачены на то, чтобы помочь людям с ограниченными возможностями здоровья найти работу. Например, на их обучение и стажировки, создание специально оснащенных рабочих мест и так далее. “РГ” выяснила, как восприняли эту идею эксперты и как сейчас обстоят дела с трудоустройством инвалидов в регионах.

Какие профессии стали самыми популярными в этом году

– Мы слышали об этой идее и даже обсуждали ее в своем кругу, но не ждем от нее каких-либо перемен к лучшему, – рассказала “РГ” председатель воронежской городской организации Всероссийского общества слепых Наталья Городцова.

Работодатели зачастую отказывают инвалидам в трудоустройстве, предпочитая выплачивать штрафы. Они опасаются дополнительных проверок, ответственности, а также того, что незрячие и слабовидящие люди не справятся со своей работой.

Сейчас выполнить квоту по приему на работу инвалидов (в среднем 3-4 процента от общего количества рабочих мест) можно лишь одним путем – трудоустроить. Далеко не всегда это реально на практике.

По данным Министерства труда и соцразвития Новосибирской области, в 2018 году 3,6 тысячи организаций региона готовы были предоставить инвалидам 13 тысяч рабочих мест.

На начало этого года в счет установленной квоты работали более 8,3 тысячи новосибирцев (то есть в полтора раза меньше).

Из 524 официально зарегистрированных членов ВОС в Воронеже трудоустроены человек 30 – в основном они работают массажистами в поликлиниках, есть несколько преподавателей музыкальных школ.

Как показывает практика, работодатели чаще не готовы не только к созданию дорогих рабочих мест (например, для незрячего сотрудника специальный стол и компьютер обойдутся больше чем в миллион рублей), но и к переобучению. Не готовы и к любым дополнительным расходам, что вполне логично. И даже – к эмоциональному дискомфорту.

Работодатели часто не готовы не только к созданию дорогих рабочих мест, но и к переобучению. Не готовы и к эмоциональному дискомфорту

Как рассказала адвокат Елена Мадеева, она помогала трудоустроиться выпускнице вуза с дипломом юриста и заболеванием позвоночника.

Ей не требовалось специального рабочего места – но нужно было какое-то время работать сидя, а какое-то – стоя, то есть менять положение тела. Девушка претендовала всего лишь на вакансию в канцелярии суда – сортировать почту. Но ей отказали.

Потому как – мало ли что. И непривычно: чего это она будет то сидеть, то стоять… Так рассуждает государственная организация. Чего уж говорить о бизнесе.

Сейчас в Новосибирской области для средних (от 35 до 100 сотрудников) и крупных (свыше 100) предприятий действует одинаковая квота – три процента общего количества рабочих мест они обязаны предоставить людям с инвалидностью.

Какие это места? По данным ведомства, люди с ограниченными возможностями здоровья, обращаясь в службу занятости, в основном ищут вакансии сторожа, диспетчера, подсобного рабочего, сборщика, охранника, упаковщика, уборщика или администратора.

Но нередко предприятия готовы и обучать соискателей тем профессиям, которые требуются на производстве. Так, в одной из крупных новосибирских обувных компаний трудятся инвалиды по слуху и люди с нарушениями опорно-двигательного аппарата, которые прошли специальную подготовку при приеме на работу.

Они получили профессии сборщика обуви, обработчика деталей, полуфабрикатов и изделий. При этом здесь не пришлось создавать для инвалидов специальные рабочие места, тратя на это солидные средства.

Сотрудников почты обучат навыкам оказания доврачебной помощи

– С точки зрения бизнеса едва ли выгодно брать на работу инвалида, которому нужно создавать особые условия труда, и который имеет определенные преференции – сложнее процедура увольнения и так далее, – рассуждает уполномоченный по правам предпринимателей в Новосибирской области Николай Мамулат.

Поэтому работодатели не спешат информировать службу занятости о том, какие у них есть вакансии для инвалидов. Это основное нарушение, которое выявляют чиновники во время проверок на предприятиях.

В результате у специалистов, которые занимаются трудоустройством, нет четкого представления, где мог бы быть востребован человек с тем или иным заболеванием.

Понятно, что отсутствует и какая-либо стратегия на уровне региона.

Инициируемый федеральными властями эксперимент Николай Мамулат считает полезным, так как новые правила позволят бизнесу быть более гибким в принятии решений. С другой стороны, существует опасность, что подавляющее большинство работодателей решит воспользоваться предоставленной альтернативой.

Тогда, по мнению председателя Ленинской районной организации Всероссийского общества инвалидов Натальи Скаредовой, будет забыто все, чего удалось достигнуть за счет действующего закона о квотировании. По ее мнению, он и так работает слабо, и в первую очередь потому, что не предусматривает серьезных санкций – штрафы для нарушителей минимальные.

Да и платят их в регионе буквально единицы: в прошлом году в суд передали всего три таких административных протокола, в этом году – пять.

– Но главное, отсутствует объективный анализ рынка труда, – говорит специалист. – Мы должны знать, не только какие профессии может получить человек с ОВЗ, а где он будет действительно востребован.

Реальный пример: человек с ментальными отклонениями получил диплом о высшем образовании, но при этом не может ответить на элементарные вопросы в этой сфере.

Зачем он получал диплом IT-специалиста, если у него нет шансов работать по этой профессии? Однако он может приносить пользу обществу, мы помогли ему устроиться туда, где он выполняет посильные действия, и он счастлив.

Кроме того, по мнению Натальи Скаредовой, когда закон о квотировании вступил в силу, львиная доля организаций вписали в квоты людей с рабочей группой инвалидности, которые и так работали на предприятии. Таким образом, новых рабочих мест практически не добавилось. А о трудоустройстве людей с первой и второй степенью инвалидности речи практически не идет.

– Не только как общественник, но и как предприниматель я уверена: нужно стимулировать работодателей трудоустраивать инвалидов в рамках существующего закона, – говорит Наталья Скаредова. – Целью бизнеса всегда является извлечение прибыли, а работать себе в убыток никто не станет. В моей компании бухгалтером работает человек с первой группой инвалидности.

Он практически не выходит из дома, но вполне справляется с обязанностями удаленно. Передвигаться ему действительно очень тяжело, развозить бумаги, забирать первичные документы он не может. Мне приходится часть его обязанностей брать на себя или нанимать еще одного сотрудника.

И в такой ситуации оказывается большинство тех, кто решился взять в штат сотрудника с “тяжелой” группой инвалидности.

Работникам будут гарантированы выплаты при увольнении В Новосибирской области действует программа, по которой предприятие может рассчитывать на компенсацию зарплаты для инвалида в объеме минимального размера оплаты труда, однако, по словам эксперта, на эти цели выделяется лишь около тридцати миллионов рублей на весь регион в год. Туда же входит компенсация оплаты куратору работника с инвалидностью, но уже в размере половины от МРОТ. Это всего шесть тысяч рублей.

– Нужно повышать государственное участие в трудоустройстве инвалидов, в том числе создавать специальные госпредприятия, – уверена Наталья Скаредова.

– Эта практика существовала и прекрасно зарекомендовала себя, но в 90-е была забыта.

Если же будет создан очередной фонд, эти деньги просто “размоются”: еще одна структура, еще одно руководство – о целесообразности распределения средств говорить не приходится.

Еще одна любопытная деталь. Государство, заботясь о людях с ОВЗ, часто усложняет им жизнь – такой вот парадокс. Как рассказала Елена Мадеева, в Новосибирске крупная торговая сеть вынуждена был уволить множество инвалидов после того, как те предъявили индивидуальные программы реабилитации.

В них содержится множество запретов: глухим почему-то нельзя по состоянию здоровья работать в горячем цехе или рубить мясо. Почему, непонятно. Выход нашелся: сейчас инвалиды пишут работодателю заявления, отказываясь от того или иного пункта в программе реабилитации.

И, принимая всю ответственность на себя, идут печь пироги – вопреки запретам слишком заботливого государства.

Источник: https://rg.ru/2019/06/04/reg-cfo/rabotodateli-smogut-otkupitsia-ot-trudoustrojstva-invalidov.html

Решается с трудом: как инвалиды могут найти себе работу

Инвалидов заставят работать

В России живут больше 12 млн инвалидов. Оплачиваемая работа, по данным исследования Института социального прогнозирования и анализа РАНХиГС за 2017 год, есть только у 16% из них. При этом каждый пятый участник опроса выразил готовность вернуться на рынок труда. Могут ли сегодня получить работу люди с ограниченными возможностями здоровья — разбирались «Известия».

Государственный подход

Задумываться о том, что в обществе есть инвалиды, в России стали не так давно. В 2011 году начала работать программа «Доступная среда», а в 2012 году была ратифицирована Конвенция о правах инвалидов.

Документ обязывает государство обеспечивать людям с ограниченными возможностями все условия для освоения жизненных и социальных навыков, обучения в системе общего образования, работы.

С принятием этой конвенции, по мнению экспертов, и связаны первые шаги России в адаптации инвалидов к современным условиям жизни.

Если программа развития инфраструктуры примерно понятна, то проблема трудоустройства людей с ограниченными возможностями здоровья до сих пор остается нерешенной.

По итогам встречи с представителями всероссийских общественных организаций инвалидов в конце ноября этого года премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил ведомствам изучить предложенные экспертами варианты решения проблемы.

В частности, к февралю 2019 года Минэкономразвития и Минтруд России должны проработать вопрос включения в законопроект о публичной нефинансовой отчетности еще одного критерия социальной ответственности компаний — показателя трудоустройства инвалидов.

Совместно с Минздравом Минтруд должен также рассмотреть варианты расширения практики приема инвалидов на государственную гражданскую службу. Эксперты полагают, что эти меры действительно могут помочь, но лишь в комплексе с рядом других действий.

Есть ли контакт?

Идея сделать трудоустройство инвалидов обязательным для работодателей на самом деле не нова. По закону города Москвы о квотировании рабочих мест, столичные компании, в штате которых числится более 100 человек, должны выделять для инвалидов 2% мест от среднесписочной численности сотрудников.

При этом просто заявить о том, что вакансии открыты, недостаточно. По закону, рабочие места считаются созданными, только если граждане реально на них трудоустроены. За неисполнение требования на должностных лиц налагается штраф в 3–5 тыс. рублей; юридическим лицам грозит санкция в 30–50 тыс. рублей.

И тем не менее положительный эффект от этих правил эксперты оценивают как минимальный.

— Все организации разные. Есть те, кто готов, несмотря на некоторые издержки, принимать инвалидов, а есть те, кто даже с доплатами этого делать не будет.

Как показывает практика, многим проще заплатить штраф или взять кого-то для галочки, чтобы человек числился, но не работал, — рассказывает «Известиям» Анна Карплюк, руководитель ресурсного учебно-методического центра по обучению инвалидов и лиц с ВОЗ при РГСУ.

С такой проблемой столкнулся инвалид по зрению Александр Меньшиков. Переехав из Омска в Екатеринбург, он не мог найти работу в течение трех месяцев.

— Я буквально весь город объездил с документами, по собеседованиям. Несмотря на то что у меня красный диплом, большой опыт и именная премия мэра, максимум, чего я добивался, — это «Мы вам перезвоним», — рассказывает Александр. — Сколько бы программ не провозглашали, всё решает конкретный начальник на конкретном месте, его не волнуют эти штрафы и квоты.

Наиболее распространенной причиной отказа незрячим людям служит их неспособность самостоятельно заполнить бумажную документацию.

— На компьютерные рельсы у нас это толком не переведено, всё делается вручную. А если техника есть, то программы, в которых ведется эта документация, не озвучиваются нашими программами чтения с экрана, — объясняет Меньшиков.

— Свой ноутбук приносить тоже не разрешают, потому что, как они объясняют, если придет проверка, учреждение будет нести ответственность за файлы, которые есть на компьютере и за то, насколько они лицензионные. А хорошая версия наших программ для озвучки стоит 30–40 тыс.

Мы себе купить их часто не можем, никто особо и не скрывает, что у нас пиратские версии. А учреждению их покупать, конечно, не нужно. Получается замкнутый круг.

Выходы из этой ситуации есть разные. Наиболее простой, по мнению Меньшикова, — ввести должность куратора по инвалидам. Это будет значительно проще и дешевле, чем разработка универсальных программ, рассчитанных и на зрячих людей, и на инвалидов.

— Есть сотрудники с небольшим объемом работы. Можно добавить им полставки, чтобы они помогали и заполняли документы. Если это реабилитированный инвалид, то ему сильно много помощи на самом деле и не требуется. Мне вот ничего не надо, кроме заполнения этих пресловутых бумаг, — делится Александр.

Михаил Новиков, руководитель отдела трудоустройства региональной общественной организации людей с инвалидностью «Перспектива», тоже полагает, что просто трудоустроить инвалидов недостаточно. Необходимо продолжать курировать их хотя бы какое-то время.

— Мы продолжаем отслеживать успехи человека в течение полугода. По нашей статистике около 60% трудоустроенных за этот период остались на местах, а еще 20% проработали больше года. В случае необходимости мы помогаем решить кризисные моменты. Как со стороны компании, так и со стороны сотрудника, — рассказывает специалист.

Мера, напоминающая эту, должна появиться в России 1 января 2019 года. С этого момента вступает в силу закон о содействии инвалидам в трудоустройстве.

Документ предусматривает оказание индивидуальной помощи при трудоустройстве, передвижении до места работы и обратно, а также по территории работодателя, создание условий для осуществления трудовой деятельности и ускорения профессиональной адаптации на рабочем месте.

Заниматься этим, как предполагается, должны будут службы занятости, негосударственные организации и сами работодатели. Правда, по закону, последние обязаны лишь оборудовать для инвалида рабочее место и обеспечить доступ в необходимые для него помещения. Вопрос о выделении наставника решается отдельно и при необходимости.

Вернуться к истокам

Еще один важный вопрос в трудоустройстве — квалификация самого инвалида.

— Образовательный процесс сегодня оторван от реальности. Вот множество ребят приходят к нам с дипломом специалиста по социальной работе. И куда с этим устроишься? Выходит, знания, которые они получали, не востребованы, — рассказывает Новиков.

Его позицию подтверждает и статистика. По данным исследования сервиса поиска работы HeadHunter за 2017 год, самые доступные сферы для людей с инвалидностью — совсем другие. Это продажи, административная работа, банковская сфера и IT.

Поэтому остро встает вопрос переквалификации и получения реальных знаний. А это требует подключения большого числа институтов.

— Нужна выстроенная система взаимоотношений не только с работодателями и инвалидами, но и учебными заведениями. Очень важны стажировки. У большинства из тех, кто к нам приходит, это первый профессиональный опыт.

Участие бизнеса, встречи, лекции, мастер-классы, ярмарки вакансий и стажировки познакомят ребят с профессией, позволят не бояться и в то же время покажут работодателям, что инвалидов можно брать на работу, они готовы трудиться и, более того, лояльны к начальству, — объясняет сотрудник «Перспективы».

Проекты, выстраивающие отношения между работодателем и кандидатом-инвалидом, сегодня есть. Один из них — национальный чемпионат профессионального мастерства среди людей с инвалидностью «Абилимпикс». В России он проводится уже четвертый год. В нем могут участвовать инвалиды разных возрастных категорий: от школьников с 14 лет до специалистов 65 лет. Основной аудиторией считаются студенты.

— Сегодня это главный инструмент, который позволяет менять отношение работодателей к студентам с инвалидностью. Эксперты, оценивающие труд ребят, — сами работодатели.

Они могут лично убедиться, что уровень мастерства у многих участников даже выше, чем у людей без инвалидности. Кроме того, это мотивирует и наших ребят на то, чтобы продолжать учиться, повышать знания.

Они понимают, что интересны работодателю, — рассказывает руководитель ресурсного учебно-методического центра по обучению инвалидов и лиц с ОВЗ при РГСУ Анна Карплюк.

От РГСУ, в структуре которого и был создан центр развития конкурсов профессионального мастерства «Абилимпикс», в этом году участвовали четыре человека. В прошлом году их было всего двое.

В целом, по наблюдениям Карплюк, в вузе сегодня наблюдается ситуация, когда спрос работодателей на студентов превышает предложение.

— Если раньше мы ходили и просили, чтобы они пришли, посмотрели на наших ребят и, возможно, кого-то трудоустроили, то сегодня обратная ситуация. Теперь компании сами к нам приходят и ищут мотивированных людей. Но, к сожалению, практика такая, что запросов больше, чем откликов.

По оценкам Михаила Новикова, мотивированных инвалидов сегодня около 30%. Опросы Минтруда, которые показали, что готовы к труду 70% респондентов, эксперт считает необъективными.

—Они могут сказать, что готовы, а по факту оказывается, что они просто не понимают, что это значит. Для многих вопрос «Хочешь работать?» идентичен «Хочешь денег?».

А потом оказывается, что для этого нужно еще рано вставать, нужно выполнять обязанности, отпуск будет по расписанию и вообще жизнь придется кардинальным образом менять.

Они к этому не готовы, — делятся наблюдениями в «Перспективе».

Отсутствие мотивации может быть вызвано и другими причинами.
— Кто-то просто не видит смысла, потому что, когда он официально трудоустроится, ему перестанут приходить доплаты от государства, — объясняют в ресурсном учебно-методическом центре при РГСУ.

Куда податься?

В целом, в зависимости от особенностей здоровья, люди с инвалидностью могут работать в самых разных сферах.
— Как показывает опыт, люди на инвалидных колясках легче всего адаптируются в офисах и на рабочих местах.

Если у них сохранены когнитивные способности, они могут работать также, как и люди без инвалидности, — объясняет Марианна Некрасова, консультант по адаптации сотрудников с инвалидностью компании Adecco. — Правда, вся Россия, включая и столицу, не приспособлена для передвижения на инвалидных колясках.

Даже в современных офисах не предусмотрены самые элементарные условия. Нет лифтов, тяжелые двери в офисах, узкие проходы, невозможность безопасной эвакуации.

Инвалид по зрению Маргарита Мельникова уверена, что возможности трудоустройства есть, правда, при определенных условиях, везении и в интернете.

— На 70% всё зависит от желания и уровня знаний. Если незрячий человек достаточно грамотен, то он может формировать аудио в текст, если еще и любознателен, то может быть рерайтером, переписывать статьи, если знает языки — переводчиком, репетитором. Я еще работала в кол-центре. Но нужно учитывать, пожалуй, и фактор везения.

Мне везло на работодателей. А личные качества играют здесь большую роль. Если у человека нет каких-то предубеждений, то всё хорошо. А если есть, то даже пробовать что-то объяснить смысла нет. Кроме того, у меня, к счастью, большой круг знакомых.

Я расспрашиваю, кто и где работает, чтобы посоветовали, куда обратиться, — рассказывает Мельникова.

Работа с помощью интернета для многих инвалидов не просто удобный вариант, но и порой единственный возможный. Например, если речь идет о слепоглухих людях.

В «Доме слепоглухих» в Пучково волонтеры стараются дать инвалидам по зрению и слуху те знания, которые позволят им найти себе занятие по душе, позволяющее заработать на жизнь.

Слепоглухие приезжают сюда для обучения на 1–2 месяца: осваивают ремесла и работу с компьютером.

Анна Демидова — сертифицированный волонтер фонда поддержки слепоглухих людей «Со-единение» — уверена, что такая подготовка может серьезно облегчить им жизнь.

— Столярное мастерство, выпиливание и выжигание по дереву, плетение из лозы, вязание и макраме, бисероплетение — все эти направления могут стать не только хобби, но и источником дохода, — уверена волонтер.

Сама она ведет в Пучково кружок вязания.

— Я обучаю вязанию уже очень давно, более 20 лет. Однажды сопровождала незрячую девушку в больницу, потом не раз ее навещала. Она знала о моем хобби и тоже хотела научиться вязать.

Ни спиц, ни пряжи у нас не было, но мы достали палочки от суши, длинный шнурок и за вечер освоили азы. Весь вечер я получала СМС и ые сообщения о том, что и как у нее получается.

Потом я закончила курсы по социальному сопровождению слепоглухих людей и стала проводить мастер-классы по рукоделию.

Число фондов, некоммерческих организаций и различных программ постепенно увеличивается, но пока проблему трудоустройства это не решает. С одной стороны, мешает неготовность работодателей, а с другой — самих инвалидов.

Сказывается человеческий фактор, неэффективность образования и — главное, как уверены и специалисты, и инвалиды —недостаточная просветительская работа.Зачастую о всех этих мероприятиях не знают даже сами инвалиды.

— Информация часто или не дается, или дается в общий поток.

А где гарантия, что инвалиды его отслеживают? Надо обзванивать, писать, доносить до конкретных людей. Вот показали что-то по телевизору. А у меня его нет. И газеты я не могу читать.

Получается, узнать могу только из интернета, где я опять-таки смотрю только конкретные ресурсы, — объясняет Александр Меньшиков. — Информация должна быть на сайтах слепых, глухих, общества инвалидов и так далее.

Пока же, по его словам, информационный бум связан только с днем или декадой инвалидов и месяцем белой трости: «В остальное время нас как будто бы и нет».

Источник: https://iz.ru/822907/mariia-rubnikovich/reshaetsia-s-trudom-kak-invalidy-mogut-naiti-sebe-rabotu

Трудоустройство инвалидов: почему в России почти 90% инвалидов не работают?

Инвалидов заставят работать
А почему же такое происходит? Почему люди с ограниченными возможностями сидят на месте, неужели им не нужен дополнительный заработок? Неужели им хватает социальных выплат?  По экспертным оценкам в Российской Федерации только около десяти процентов людей с инвалидностью имеют постоянную работу, остальные девяноста процентов не работают или же просто время от времени подрабатывают.

Оказывается, в большей степени дело не в том, что они не хотят работать, а в некоторых других причинах, о которых нам рассказали люди с ограниченными возможностями в ходе проведённого опроса.

Как мы видим, главная причина кроется не в том, что инвалиды не хотят работать, а в том, что работодатели боятся их брать на работу, опасаясь возникновения ряда сложностей.

А насколько эти опасения имеют под собой реальную почву? Мы решили разобраться в этом вопросе и составить список «мифов», которыми руководствуются работодатели, отказывая людям с ограниченными возможностями в трудоустройстве.

Миф первый: инвалида сложно оформить на работу, существует очень много требований и предписаний

На самом деле это не так, процесс оформления человека с ограниченными возможностями совершенно ничем не отличается от оформления работника без инвалидности.

Условия оформления такие же, при этом, соискатель работы может даже не предоставлять справку о наличие инвалидности, закон не обязывает это делать.

Поэтому можно сделать вывод, что таким образом работодатель просто отмахивается от работника-инвалида, не желая брать его в штат.

Ольга, инвалид 2-й группы, домохозяйка:

Однажды я хотела устроиться пекарем на хлебокомбинат, но директор отказал мне, сказав, что на оформление уйдёт очень много времени, да и этот процесс очень сложный, нужно собрать очень много документов и подписать несколько договоров. Больше попыток устроиться на работу не предпринимала, не хочется слышать очередные «НЕТ».

Виктор, инвалид 3-й группы, сторож:

Пенсия по инвалидности у меня маленькая, поэтому без заработка никак не обойтись, вот я и устроился работать сторожем на стройку, работа неофициальная, но зато зарплату платят. Официально начальник отказался меня брать, ему не хотелось возиться с оформлением, да и мне как-то не очень хотелось справки разные собирать, о которых он говорил.

Миф второй: у инвалидов очень много льгот и работодатели считают их сверхъестественными  

Да, люди с ограниченными возможностями имеют ряд льгот, предусмотренных законодательством и которые обязательно должны быть отражены в трудовом договоре, но их не так уж и много, они не сильно отражаются на рабочем процессе. 

Итак, для инвалидов I и II групп устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени – не более 35 часов в неделю (ч. 3 ст. 23 Закона № 181, ч. 1 ст. 92 ТК РФ).

Инвалиду предоставляется ежегодный отпуск не менее 30 календарных дней (ст. 23 Закона № 181), а также отпуск без сохранения заработной платы до 60 календарных дней в году (ст. 128 ТК РФ). 

Статьёй 96 ТК РФ установлен запрет привлекать инвалидов к работе в ночное время. Инвалиды могут привлекаться к работе в ночное время (ч. 5 ст. 96 ТК РФ), к сверхурочным работам (ч. 5 ст. 99 ТК РФ) только с их письменного согласия и при условии, что такие работы не запрещены им по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением. 

Виктор, инвалид 3-й группы, сторож:

Да нет у нас никаких льгот, никто на это даже и не смотрит. Хочешь работать – забывай про свою инвалидность и льготы и работай. И многие так и делают, вариантов то не особо много, в нашем случае сильно не разгонишься – мужчины в сторожа, а женщины в уборщицы или посудомойки.

Игорь, инвалид 3-й группы, автомеханик:

Когда я устраивался на работу, Игорь Иванович – директор автомастерской, сразу сказал – никаких льгот не будет, или будешь работать как все, или «До свидания». Меня это устроило, работаю в такие же смены, как и другие, да и отпуск у меня такой же по дням. Если честно, до трудоустройства я даже и не знал, что у инвалидов 3-й группы льготы есть.

Миф третий: дорогие рабочие места – для инвалида нужно создать специальные условия труда 

Это не так – в первую очередь стоит сказать, что большему числу людей с ограниченными возможностями не требуются дополнительные условия для работы, их вполне устроят те, которые есть. Не пойдёт человек, лишённый ног, работать газосварщиком или помощником машиниста. Это абсурд! 

А во-вторых, в России существует государственная программа, реализуемая Службой занятости, которая позволяет работодателям компенсировать затраты на создание рабочих мест для сотрудников-инвалидов. 

Екатерина, инвалид 3-й группы, секретарь:

До частичной потери зрения я работала секретарём, и после многочисленных операций и реабилитации после ДТП, всё же решила устроиться в одну строительную фирму на такую же должность.

Все родные меня отговаривали, они считали, что «почти слепую» никто не возьмёт на работу. Но, они оказались не правы, меня взяли на работу, и для этого шеф даже купил клавиатуру для незрячих и установил специальную программу на компьютер.

Я работаю, и безумно счастлива, чувствую себя нормальным человеком.

Константин, инвалид 1-й группы, работает на дому:

Я всю жизнь работал мастером по ремонту часов, но из-за сахарного диабета мне отрезали ноги и теперь я инвалид 1-й группы. Три года после операции не работал, но без дела сидеть надоело и я решил устроиться на работу в мастерскую по ремонту часов.

И, что вы думаете? Меня не взяли, а всё из-за того, что я не смогу подняться по лестнице, а специальный подъём/спуск для меня делать никто не будет. Директор мастерской так и сказал, – «Нам нужны хорошие специалисты, но у меня нет лишних денег».

Вот так вот.

И в заключении ко всему вышесказанному, хотелось бы услышать мнение юриста, который занимается делами инвалидов и их трудоустройства. 

В случае если работодатель отказывает в трудоустройстве инвалиду, при том, что у него имеется должность, подходящая для данного работника, инвалид может обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального ущерба.

В моей практике подобных случаев было очень много, через суд, в случае отказа, удавалось не только отсудить материальный и моральный ущерб, но и устроить инвалида на работу. Это всё реально и возможно, никогда не стоит опускать руки, и тем более терпеть наглость и хамство потенциальных работодателей.

Андрей Самсонов

Источник: https://dislife.ru/articles/view/39716

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.